Валерий Горбунов

Проект "Занимательная политэкономика"

Услуги вместо промышленных товаров? Или Что лежит в основе идеи построения постиндустриального общества

Если «новую экономику» с ее раздутым финансовым рынком признать за современную форму колониализма, то построение в высокоразвитых странах так называемых обществ по оказанию услуг (Dienstleistungsgesellschaft) – логическое завершение колониальной системы. В первом случае речь идет о финансовой колониализации, во втором – о технологической.

Заявления о том, что постиндустриальное общество – это прежде всего общество по производству услуг, и что будущее Германии должно быть связано с оказанием этих самых услуг, еще недавно не вызывали особых возражений. Более того, складывалось впечатление, что мы уже живем в таком обществе: сегодня почти 80 процентов населения в странах Европейского Союза заняты не в промышленном или сельскохозяйственном производстве, а в сфере услуг.

Но после кризиса 2008 года представление о постиндустриальном обществе несколько изменилось. Размышляя о том, почему Германия смогла относительно легко преодолеть финансовый кризис, многие отмечают: решающую роль здесь сыграл экспортно-индустриальный характер экономики страны. Еще раз сошлюсь на Вольфганга Штреека, который в интервью газете zeitonline на вопрос, что правильного за прошедшее время сделало германское правительство, сказал: «Мы в 80-е годы коллективно и в какой-то степени неосмысленно решили, что мы должны оставаться в рамках индустриальной экономики и не переходить на рельсы так называемой экономики по оказанию услуг, к чему нас призывали все эксперты. Сейчас там, где финансовая экономика терпит крах, мы можем спокойно продавать автомобили и станки, пользуясь благоприятным для нас — благодаря кризису в странах Средиземноморья — курсу евро».

Построение общества по производству услуг в Германии, добавляет Штреек, означает, что производство промышленных товаров в стране будет падать, а производство услуг расширяться. Даже большие промышленные концерны будут предлагать услуг больше, чем промышленной продукции. Для них изготовление товаров потребления станет своего рода толчком для дальнейшего расширения сервисных услуг и услуг по техническому обслуживанию. Уменьшение роли индустрии в корне изменит социально-экономическую культуру. Информационные ресурсы заменят собой сырье, наступит эра новых трудовых отношений.

На деле это будет означать, что высококвалифицированные специалисты, составляя меньшинство, образуют элиту профессиональных работников, а основная часть трудоспособного населения попадет в разряд малооплачиваемых работников сферы услуг. Постиндустриальное общество не нуждается в большом количестве хорошо оплачиваемых работников.

При этом, естественно, высокоразвитые страны должны надеяться на то, что им удастся сохранить лидерство в научно-техническом прогрессе и оседлать очередную — четвертую по счету — индустриальную революцию, предложив остальному миру свои технологии и ноу-хау в обмен на сырье, продукты питания и товары массового спроса. Высоконаучные технологии в обмен на товары – таков глобальный концепт мирового разделения труда, лежащий в основе построения постиндустриального общества. Индустриальное и сельскохозяйственное производство будет роботизировано и дигитализировано, частично сохранится в странах так называемого Третьего мира, а в высокоразвитых странах высокими темпами будут развиваться высоконаучные технологии и сервисные службы по обслуживанию этих самых технологий. Удел развивающихся стран – вечно плестись в хвосте научно-технического прогреса, платя колониальную дань высокоразвитым странам за их ноу-хау. Удел большей части населения в высокоразвитых странах – обслуживать профессиональную элиту из числа высококвалифицированных специалистов и управленцев, пребывая в статусе малооплачиваемых работников.

Но, похоже, в Европе начинают понимать, что для нее это — тупик. Не случайно в Германии все громче протестуют против экономического удушения мелких фермеров, против уничтожения рабочих мест в промышленности, против демпинга заработной платы, против создания фирм-посредников и т. д. Да и развивающиеся страны не дремлют: они делают все для того, чтобы освободиться от технологической и финансовой зависимости высокоразвитых стран. Им нужны «технологии» Запада, чтобы на их основе создать свою высокотехнологичную и наукоемкую индустрию. Немалые деньги инвестирует в науку и технику Китай, идя по пути построения современного высокообразованного общества. Неимоверные усилия по ускоренному развитию наукоемких технологий и производств предпринимает в последнее время Россия, опираясь на уникальный образовательный потенциал своих граждан. Объединяет свои усилия в этом направлении БРИКС, где доля высокотехнологического производства постоянно растет.

Честно говоря, я с большим трудом представляю себе новое общество, где люди должны будут оказывать друг другу услуги, пренебрегая тем, что многомиллиардное население планеты постоянно нуждается в еде, одежде, обуви и многих других предметах цивилизованной жизни. Трудно поверить и в то, что четвертая индустриальная революция вдруг решит все мировые проблемы, в отличие от первых трех индустриальных революцией, которые так и не смогли победить голод и нищету во многих регионах планеты.

В принципе, споры о том, каким будет постиндустриальное общество, неизбежно упрутся в вопрос о том, каким образом человечество будет решать проблему «Ненужного человека», блестяще описанной Ильей Трояновым в одноименном эссе. В той системе координат социально-экономических отношений, в которую писатель поместил человека, исследуя современное индустриальное общество, места для человека не нашлось.

Источники:

  • Hors W. Opaschowski: Deutschland 2030, Gütersloher Verlagshaus, 2008.
  • Zeit Online vom 28.12.2011, Das Dopingregime des Pump-Kapitalismus ist lebensgefährlich, Wolfgang Streeck.
  • Ilija Trojanow: Der Überflüssige Mensch, Residenz Verlag, 2013