Валерий Горбунов

Проект "Занимательная политэкономика"

Смертный грех ростовщичества, или Как банковская система борется за свою независимость

История западной цивилизации неразрывно связана с историей денег, а история денег неразрывно связана с историей ростовщичества. О «вирусе» ростовщичества и его победном шествии по земному шару подробно рассказал в своей книге «Мировая кабала» (2013) известный экономист и публицист Валентин Катасонов. Свою книгу он начинает со слов: «История денег и денежного обращения свидетельствует о том, что ростовщики (которые сегодня стали себя называть «банкирами») были весьма изобретательны в конструировании хитроумных схем и механизмов преумножения денежных капиталов. Самый главный инструмент — ссудный процент появился еще в древнем Вавилоне. Имя изобретателя этого инструмента неизвестно. Но подсказку изобретателю наверняка сделал тот, кто в свое время убедил Адама и Еву вкусить запретного плода в раю».

Ссудный процент существовал всегда, но отношение к нему властей и общества в разное время было различным. На протяжении многих веков «сребролюбие» входило в разряд наиболее тяжких грехов. Например, в Западной Европе, на Руси, в странах арабского Востока, в Индии, Китае и многих других регионах ссудный процент был запрещен до начала XVII века. Наказание за нарушение этого запрета было очень суровым, вплоть до смертной казни. В Европе в период наибольшего расцвета христианской цивилизации (условно это около 500 лет) взимание процента квалифицировалось как преступление, мало уступающего заповеди «Не убий!».

Но еще при формально полной власти римско-католической церкви начинается постепенный процесс легализации ростовщического процента. К услугам ростовщиков прибегали монархи, князья, иерархи католической церкви и даже Папа Римский, что объясняло их снисходительное отношение к ростовщикам. Ряд исследователей считает, что именно переход ростовщичества из нелегального положения в полулегальное создал ту духовно-нравственную и материальную атмосферу в обществе, которая закончилась Реформацией. Главного отца-основателя протестантизма и инициатора Реформации Мартина Лютера (Martin Luther, 1483 — 1546) принято даже считать предтечей капитализма, хотя он крайне негативно относился к ростовщичеству. Церковная революция, объявленная Лютером, как раз и была в немалой степени спровоцирована коммерциализацией католической церкви, в том числе ее ростовщической практикой.

Впрочем, другой отец-основатель протестантизма – Жан Кальвин (Jean Calvin, 1509 — 1564) высказал позицию, которую можно назвать дифференцированным и сдержанным подходом к ростовщичеству. Эстафету Кальвина тут же подхватили профессиональные философы, принявшие рьяно защищать ростовщичество в его реформированном виде. Они призывали легализовать ростовщичество, но при условии, что ссуды будут направляться не на приобретение предметов роскоши, а на то, что в современном мире называется «развитием бизнеса».

Полная легализация ростовщичества произошла в XVI веке, когда ростовщический капитал перерос в банковский. В это время монархам было уже опасно ссориться с банкирами: целые государства могли быть подвержены бойкоту со стороны банкиров и лишиться всякой возможности получать кредиты. Солидарность банкиров приобретала международный характер.

Итак, начиная с XVI века произошла полная легализация ростовщической деятельности, после чего она стала называться более благозвучно: банковской деятельностью. Ростовщики начали готовиться к взятию следующего рубежа, а именно, свержению монархов. Это было необходимо для того, чтобы товарно-денежные отношения могли развиваться ускоренными темпами, резко расширяя спрос на услуги ростовщиков. Если раньше этими услугами пользовались преимущественно землевладельцы и монархи, но теперь в них нуждались капиталисты-предприниматели. Революция в сфере денежной системы неизбежно влекла за собой революцию в сфере политической власти. Хрестоматийный факт: ростовщики стали одними из основных организаторов так называемой «буржуазной» революции 1789 года во Франции.

В XIX веке в мире постепенно складывался так называемый «золотой стандарт». Суть его состояла в том, что в основу национальных денежных систем легло золото. Конечно, в обращении находились не только золотые монеты или слитки, но любые деньги (бумажные, безналичные) могли быть так или иначе обменены на драгоценный металл, причем по определенному курсу. Первой золотой стандарт ввела в начале XIX века (после наполеоновских войн) Англия. Второй была Германия, которая перешла на золото после франко-прусской войны 1871 года. За Германией последовали Франция, другие европейские страны. Россия присоединилась к блоку стран «золотого стандарта» в самом конце XIX века.

Зачем же страны внедрили такую неудобную и дорогостоящую систему денежного обращения? Если говорить коротко, она была выгодна тем, у кого было много золота, которое можно было бы давать нуждающимся странам под проценты. А больше всего золота скопилось в банках, за которыми стояли ростовщики.

Великое изобретение ростовщиков – это так называемые «депозитные деньги», о которых стоит сказать пару слов. В основе этого изобретения – так называемая практика «частичного резервирования». Первоначально ростовщики зарабатывали на том, что взимали плату за хранение золота, и под это золото выдавали складские расписки. Предъявитель расписок мог в любое время получить золото обратно. Но потом ростовщики сообразили, что можно выдавать расписки и на большее количество золота – сверх того запаса, который имеется в хранилище. Этими расписками можно было торговать как обычными деньгами (т. е. золотом), получая хороший процент. Риск обанкротиться — минимальный, и это только в том случае, если все владельцы расписок одновременно ринутся к ростовщику с требованием вернуть им их золото.

Подобный трюк, получивший название «частичное резервирование», есть ничто иное, как натуральное жульничество, тем не менее сегодня таковым не считается, получив вполне легальное название «депозитные деньги». Сегодня в совокупной денежной массе развитых стран на «настоящие деньги» (так называемые ликвидные активы) приходится не более 10 процентов, все остальное – «депозитные деньги». Это и есть те самые левые расписки ростовщиков на золото, которого в их конторах на самом деле не существует. Если выдача ссудного процента – это грабеж, то «депозитные деньги» — это грабеж, помноженный на жульничество. Можно легко представить, какому соблазну сегодня подвергаются те, в чьих руках находится печатный станок.

В XX веке, полностью легализовав ростовщичество, банки открыли ожесточенную борьбу за свою независимость. Главное в этой борьбе – добиться независимости от государственного вмешательства. Делалось и делается все возможное и невозможное для того, чтобы доказать, что Центральный банк, наделенный правом печатать деньги, должен быть «независимым» от правительства институтом. История борьбы ростовщиков за право печатать деньги и отдавать их под проценты государству наполнена величайшими мировыми событиями и читается как захватывающий детектив. В течение веков эта освободительная борьба велась с переменным успехом, но в ХХ веке финансово-банковская система сумела записать на свой счет целый ряд важных побед. Главная из них — принятие в 1913 году закона о Федеральном резерве, который учреждал Федеральную резервную систему США из 12 Федеральных резервных банков.

Вот еще несколько важных событий в истории борьбы банков за свою независимость. 15 августа 1971 года американский президент Ричард Никсон выступил по национальному телевидению и сообщил гражданам США и всего мира, что Америка прекращает обменивать свои доллары на золото. Так закончилась эра «золотого стандарта». Золото стало мешать главным ростовщикам включать на полную мощность «печатный станок» и заниматься алхимией.

В 1986 году Маргарет Тэтчер отменила большую часть правил торговли на биржах, положив конец такому понятию, как «Джентльменский капитализм».

В 1999 году правительство Била Клинтона под давлением лоббистов финансовой индустрии отменила так называемый закон Гласса-Стигалла (Glas-Steagall Act), который был введен в 1933 году после Великой депрессии 1929 года и запрещал использование денег вкладчиков для игры на бирже. После 1999 года сразу же началось «надувание пузыря» на рынке недвижимости и рынке ипотечных ценных бумаг.

В 2004 году правительство Герхарда Шрёдера допустило на рынок Германии Хедж-фонды, которые до этого здесь были запрещены.

Сегодня финансовые рынки стали «Пятой властью», претендуя на роль главного управляющего планетой. По этому поводу в интервью цюрихской газете «Tages-Anzeiger» (19.09.2007) высказался бывший президент Американского центрального банка Алан Гринспан (Alan Greenspan). На вопрос, какого кандидата в Президенты США он поддерживает, Алан Гринспан ответил: «К счастью, принятие политических решений в Америке, благодаря глобализации, большей частью перешли в ведение мирового рынка. Вопрос о том, кто будет Президентом, не играет никой роли, за исключением вопросов национальной безопасности. Миром правят рынки».

Высказывание Гринспана лишь подтверждает известный тезис о том, что когда-нибудь управление миром должно перейти в руки финансистов. Федеральная резервная система, которой принадлежит главная роль в регулировании мировой монетарной политики, приобрела сегодня небывалую силу. Но в этом состоит и главный риск ростовщичества. По мнению философа Александра Дугина, существует глубочайшее противоречие между функцией доллара как мировой резервной валюты и как национальной валюты США. Когда это макроэкономическое, глобальное противоречие достигнет критической черты, произойдет колоссальный экономический кризис — кризис мировой финансовой системы, основанной на мировой резервной валюте — долларе. Это случится тогда, когда соотношение виртуальных денег и ценных бумаг достигнет критического уровня разрыва по отношению к реальному производству и товарному покрытию.

Стоит ли удивляться, что наметилась явная тенденция в сторону выхода многих стран из долларовой зоны. Ширится практика заключения двусторонних торговых соглашений в национальных валютах. Политики заговорили о необходимости усиления контроля за финансовым рынком. Раздаются предложения увеличить число резервных валют (китайский юань первым пробил брешь в устоявшейся финансовой системе) и отказаться от доллара при покупке нефти. И т. д.

Ростовщики столкнулись с новым вызовом – теперь уже с покушением на их позиции, завоеванные ими в многовековой борьбе за независимость. Но просто так свои позиции они не сдадут. Во-первых, им удалось заразить «вирусом» ростовщичества миллионны людей. Каждый из тех, кто владеет акциями и получает с них ренту, автоматически становится ростовщиком и соучастником в смертельном грехе. Во-вторых, благодаря многолетним усилиям, немалую часть людей на планете удалось убедить в том, что «Экономика – это судьба», что рынок лучше знает, что делать, и, что «невидимая рука рынка» достаточно справедлива и эффективна, чтобы позаботиться о равномерном распределении природных ресурсов, рабочей силы и капитала в масштабах мировой экономики.

Добившись независимости, ростовщики могут смело объявлять финансовую систему зоной полной свободы, используя для ее контролирования «Формулу господства» Карла Шмидта. Согласно формуле, для господства в условиях полной свободы достаточно иметь контроль над ключевыми объектами системы, в данном случае – контроль над центральными банками, биржами, Международным валютным фондом, экономическими школами, советами директоров крупных компаний и т. д. В результате любое покушение на свободу финансового рынка будет рассматриваться как покушение на демократию и права человека, оставляя в тени тот малозначительный факт, что «невидимая рука» рынка, по выражению Валентина Катасонова, отнюдь не виртуальная абстракция, а вполне материальная субстанция, на 90 процентов состоящая из стали.

Источники:

  • Валентин Катасонов, Мировая кабала, ООО Издательство «Алгоритм», Москва, 2013.
  • Wolfgang Streeck: Gekaufte Zeit, Suhrkamp Verlag Berlin 2013.
  • Walter Wüllenweber: Die Asozialen, Deutsche Verlags-Anstalt, 2012.