Валерий Горбунов

Проект "Занимательная политэкономика"

Можно ли приручить капитализм? или Чем капитализм угрожает демократии

В странах западной демократии, к которым, естественно, относит себя Германия, после финансового кризиса 2008 года всерьез задумались о совместимости капитализма и демократии. Если политическая и общественная элита продолжает свято верит в лечебную силу свободного рынка, то для ряда ученых и общественных деятелей это уже не аксиома.

Президент Германии Йоахим Гаук (Jochim Gauck) однажды высказался, что он верит в «прирученный капитализм», а канцлер Ангела Меркель много лет упорно ищет формулу демократии, которая бы отвечала требованиям свободного рынка. Как отметил известный публицист и писатель Франк Ширмахер (Frank Schirrmacher, 1959-2014), которого в шутку прозвали творцом общественного мнения (Stimmmacher), речь идет о попытках приспособить демократию к рынку, а не наоборот — сделать так, чтобы рынок стал демократическим. И объяснил, почему это происходит. На его взгляд все политические и общественные элиты теорию о том, что рынок лучше знает, что надо делать, приняли за закон природы.

Кризис 2008 пошатнул веру в святость свободного рынка. За перо взялись ученые и писатели, чтобы разобраться, чем угрожает западной демократии неолиберальная экономическая доктрина, выраженная в таких понятиях, как Чикагская экономическая школа, экономические теории Фридриха Августа фон Хайек и принцип лесе-фэр, предполагающие минимальное вмешательство государства в экономику.

Лично для меня открытием стала книга Вольфганга Штрека «Купленное время» (Wolfgang Streeck, «Gekaufte Zeit»), где ученый, опираясь на экономические теории послевоенного времени, разоблачает тезис о том, что демократия без капитализма не проживет и дня. В одном из интервью газете «Zeit Online» на замечание журналиста, сказавшего, что демократия и капитализм плохо уживаются, но без капитализма демократия не могла бы существовать, Вольфганг Штрек ответил, что от такого упрощения следовало бы держаться подальше. Потом в нескольких предложениях он попытался объяснить то, на что ему потребовалась целая книга.

Капитализм и демократия — это вовсе не брат и сестра, связанные родственными узами. История демократии намного старше и разнообразнее, чем история капитализма. Понятие «демократия» настолько сложное, что оно не может быть сформулировано как сумма определенных принципов. Можно говорить лишь об историческом опыте при развитии демократии, который зависит от времени, страны, экономической системы, государственного порядка, культуры, религии и т. д. Важнейшие принципы демократии, а именно — свободные выборы и принцип большинства — не защищают общество, привыкшее считать себя демократическим, от фашистских и авторитарных режимов. Европе это хорошо знакомо.

Большинство демократических принципов настолько формальны, что они не в состоянии противостоять прагматичным планам капитала. Гуманные достижения демократии не являются наследием капитализма, а его любимое выражение «во имя демократии» вовсе не обещает человечеству светлое будущее. Об этом и предупреждает Вольфганг Штрек, говоря о зримых потерях демократических завоеваний за последнее время. Если капитализм и демократия во все времена плохо ладили между собой, то неолиберальный капитализм представляет для демократии настоящую угрозу.

Вольфганг Штрек напоминает, что неолиберализм нуждается в сильном государстве, призванном защищать интересы общества и особенно профсоюзов от посягательств рыночных сил на социальные завоевания. В этом он солидарен с Иоганном Готлибом Фихте, открывшем Принцип справедливости при экономическом устройстве общества. В демократическом государстве, считает Вольфган Штрек, неолиберализм неизбежно возьмет верх над государством, если под демократией понимать режим, который от имени этого самого государства и от имени граждан вмешивается в распределение общественного блага. Слабое государство — это вожделенная цель капитала, а значит, и главная опасность для демократии. Капитал отдаст все, чтобы ослабить суверенитет государства и тем самым утвердить свою гегемонию. Для этого у него есть масса инструментов, в том числе идеология неолиберализма и так называемая «финанциализация» экономики (Finanzialisierung), когда реальный рынок подчиняется финансовым институтам. Наибольшая угроза для демократического капитализма есть сам капитализм, особенно в его нынешней форме, когда роль государства в регулировании рынка сведена до минимума. На взгляд Вольфгана Штрека, самое худшее состоит в том, что в мире нет больше перспективы для мирного сосуществования демократии и капитализма generic synthroid.

И что теперь: способна демократия обойтись без капитализма? В поисках ответа на этот вопрос Вольфган Штрек обращается к экономическим теориям Джона Мейнарда Кейнса, который особое значение придавал регулирующей роли государства. Альтернативой капитализму без демократии, считает Вольфган Штрек, была бы демократия без капитализма, по крайней мере, того капитализма, который мы знаем. Это могла бы быть конкурирующая с хайекнизмом утопия. Демократизация сегодня означает усиление общественно-государственных институтов, с помощью которых рынки необходимо вновь взять под контроль. Рынки труда, которые дадут место для полноценной жизни. Рынки товаров, которые не будут разрушать природу. Рынки кредитов, которые не приведут к массовому производству неисполнимых желаний. Но чтобы это стало повесткой дня, требуется многолетняя политическая мобилизация и слом установившегося сегодня социального порядка.

Интерес к теориям Джона Мейнарда Кейнса, популярных в послевоенное время (в Германии тогда было модно называть себя его сторонником), вполне закономерен, особенно сегодня, когда ария о свободном рынке в исполнении хора неолиберальных экономистов звучит уже не так сладко, как раньше. По крайней мере, кейнсианство обещает обществу больше демократии, социальной справедливости, стабильности. Оно близко к теориям конвергенции — постепенному слиянию свободного рынка с плановой экономикой, ориентированной на социальные нужды общества.

Неолиберальная экономическая доктрина выгодна тем, кто в мутной воде лесе-фэр ищет для себя максимальную прибыль. Попытки транснациональных компаний поставить законы свободного рынка выше законов национальных государства вполне вписываются в эту логику. Речь идет не только о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве (TTIP) между Америкой и Европой — это лишь единичный пример. Капитализм без боя свои позиции сдавать не собирается — по всем фронтам.

Источники:

  • Frank Schirrmacher: EGO. Das Spiel des Lebens, Karl Blessing Verlag, München. 2013.
  • Zeit Online vom 28.12.2011, Das Dopingregime des Pump-Kapitalismus ist lebensgefährlich, Wolfgang Streeck.
  • Wolfgang Streeck: Gekaufte Zeit, Suhrkamp Verlag Berlin 2013.
  • Александр Дугин, Конец экономики, Амфора. ТИД Амфора, 2010.