Валерий Горбунов

Проект "Занимательная политэкономика"

Карл Маркс и либералы — близнецы-братья

По мнению Александра Дугина, Карл Маркс (Karl Marx, 1818 — 1883), критикуя капитализм, исходил из той же самой картины мира и тех же самых постулатов относительно исторического пути Запада, что и либералы. Поэтому не случайно современные либеральные экономисты признают марксизм как еще одну «ортодоксальную» модель, в основе которой лежит идеологическая база «метафоры часов».

Действительно, из школьных учебников мы знаем, что на смену капитализма должен был прийти коммунизм — как более совершенная общественно-экономическая формация. Кстати, коммунизм вовсе не отрицает научно-технический прогресс человечества. Неудача с построением коммунизма в отдельно взятой стране еще не говорит об ущербности самой идеи построения нового общественного строя: Карл Маркс лишь в общих чертах описал его параметры, дав волю воображению своим потомкам. По крайней мере, после кризиса 2008 года о Марксе стали вспоминать намного чаще: его критика капитализма оказалась живучей.

Маркс сознательно взял английских политэкономистов Адама Смита и Давида Рикардо (Adam Smith и David Ricardo) за отправную точку, создав учение, полностью отрицающее основы либерализма. Если у либералов в центре внимания стоял «автономный индивидуум», то Маркс центральной фигурой берет общество, коллектив, класс. Общество, по Марксу, не складывается из атомов, а само учреждает эти атомы, воспитывает и формирует их конкретное самосознание, устанавливает нормы хозяйствования и законы экономической деятельности.

Некоторые современные французские социологи остроумно заметили, что за противоречием между либерализмом и марксизмом можно различить национальный момент. Смит и его учение представляет собой типичное творение англосаксонского духа, резюме хозяйственной и философской истории Англии и протестантизма. Маркс же, несмотря на еврейское происхождение и претензии на универсальность, высказывает комплекс идей, естественным образом вытекающих из немецкой традиции и отражающих, пусть в предельной и радикализированной форме, специфику «германского духа».

Александр Дугин подчеркивает: победа марксизма как идеологии именно в аграрной традиционалистской евроазиатской России, представляющей собой прямой антипод англосаксонскому миру как в религиозно-этическом, так и в хозяйственном смысле, вряд ли может быть простой случайностью.

Таким образом, какими бы различными ни были подходы либеральных или марксистских экономических школ, имеющих множество частных вариаций, все они исходят из механического отношения к индивидууму и обществу. Неповторимость истории народов, этносов, государств, наций или отдельных людей не заботит экономических «ортодоксов». Все эти школы (как либеральные, так и марксистские) обосновывают примат экономического начала над всеми другими проявлениями жизни, формируют представление о центральном значении экономики в современной истории, о том, что «экономика — это судьба».

Источники:

  • Александр Дугин, Конец экономики, Амфора. ТИД Амфора, 2010.