Валерий Горбунов

Проект "Занимательная политэкономика"

Допингом по России, или Чувство справедливости как предмет политической инструментализации

Процесс превращения России в империю зла набирает на Западе свои обороты. Особенно удачным проектом по разжиганию враждебности по отношению к России оказался скандал с допингом. В том, что это чистой воды политические игры, никто не сомневается, но есть детали, о которых стоит задуматься. Например, почему именно чувство справедливости россиян стало предметом яростной атаки западных идеологов?

Допингом по России 2

Как известно, первой жертвой глобальной политической инструментализации в 21-ом веке стал исламский мир, раскачать который удалось не только при помощи оранжевых революций и военных действий США, но и путем создания из исламской религии «образа врага». Именно об этом пишет в своей книге «Чужеземцы с Востока» (2012) историк Вольфган Бенц, предлагая на основе исследований в области стереотипов и предубеждений универсальный метод для анализа разжигания ненависти одних против других (см. статью «Анатомия ненависти, или Как заставить одних враждебно относиться к другим»). Этот метод вполне пригоден и для лучшего понимания того, как на Западе сегодня конструируется образ врага в лице России.

Смысл происходящего, пожалуй, лучше всего раскрывает работа американского политолога Самуила Хантингтона «Столкновение цивилизаций» (1993). Не случайно Вольфган Бенц именно его называет идейным вдохновителем вражды Запада против исламского мира.

Главный тезис Хантингтона заключается в том, что основным источником конфликтов в нарождающемся мире будет уже не идеология и не экономика, а культура. Столкновение цивилизаций, на его взгляд, станет доминирующим фактором мировой политики. Линии разлома между цивилизациями — это и есть линии будущих фронтов. Следовательно, самоутверждение других цивилизаций – это главная угроза для Запада.

Впрочем, Хантингтон не скрывает, что, судя по всему, центральной осью мировой политики в будущем станет конфликт Запада с остальным миром, а не конфликты других цивилизаций между собой. Попытки Запада сохранить военное превосходство, утвердить свои экономические интересы и распространить свои ценности как общечеловеческие натолкнутся на сопротивление других цивилизаций.

В своем последнем разделе «Выводы для Запада» Хантингтон дает готовую инструкцию к тому, как должен вести себя Запад в условиях противостояния с другими цивилизациями. Она интересна тем, что в ней содержится программа построения однополярного мира, а именно, укрепление сотрудничества и единства в рамках собственной цивилизации, прежде всего между Европой и Северной Америкой, с целью противостояния другим цивилизациям (см. статью «Столкновение цивилизаций по Хантингтону, или Почему ученого можно считать предтечей идеи многополярного мира«).

Другими словами, Запад должен дать бой другим цивилизациям (под разными предлогами, в том числе под предлогом утверждения западной демократии), чтобы сохранить свое преимущество – военное, экономическое, финансовое, технологическое. Создание образа врага в лице исламского мира – его первый удачный проект. Главное, удалось запустить механизм ненависти, который работает уже сам по себе. Ненависть к Западу в исламском мире стала надежным поставщиком рекрутов в ряды исламистов, а страх Запада перед исламским терроризмом – испытанным инструментом для дальнейшего нагнетания враждебности по отношению к исламскому миру. Страх против ненависти– кто победит? В любом случае, не народы, населяющие нашу планету.

Завершив в общих чертах создание образа врага в лице исламского мира, Запад взялся за Россию. Правда, Хантингтон в 1993 году, когда писалась его работа, не рассматривал Россию как серьезного соперника. Для него угрозу представляли другие цивилизации – конфуцианская, японская, исламская, индуистская. Россия вклинилась в мировое противостояние цивилизаций неожиданно, дерзко, отчаянно, разрушив всю намеченную схему создания однополярного мира. Поэтому и должна сейчас расплачиваться за свою дерзость: против нее мобилизованы все силы, с тем, чтобы создать из нее очередной – вслед за исламским миром – образ врага.

Следуя схеме, предложенной Вольфганом Бенцем, важными кирпичиками для создания образа врага являются стереотипы. Говорить о том, что стереотипное представление западного человека о россиянах изобилует восторженными эпитетами, было бы наивным. Но стереотипы, передаваясь из поколения в поколение, спять, пока в реальной жизни их не разбудят кризисы, социальные проблемы или катастрофы, которыми сегодня как раз и изобилует наш современный мир. В трудные времена стереотипы превращаются в предубеждения, которые носят ярко выраженный негативный характер. Они удобны тем, что позволяют все свои неприятности свалить на других. В свою очередь предубеждения становятся тем исходным материалом, из которого строится враждебная конструкция – некий образ врага, необходимый для разжигания ненависти.

Ведь для враждебной пропаганды, подчеркивает ученый, необходим не сам «враг», а его конструкция. Например, объект антисемитизма не есть еврей сам по себе, а лишь его враждебная конструкция, которая должна заменить собой реальный облик еврея. Те евреи, о которых говорил, например, Гитлер, в действительности не существовали. Но миллионы людей, ставшие его последователями, верили в то, что от «евреев» исходит огромная опасность.

В течение многих веков на Западе сложилось немало предубеждений по отношению к далекой, варварской и непонятной России. Но это еще не повод говорить о враждебности к россиянам. Для разжигания вражды нужен не сам россиянин, а его враждебная конструкция. Здесь как раз и необходимы спящие стереотипы и предубеждения, которые в руках политических идеологов (под ними автор подразумевает пропагандистов определенных политических, социальных и культурных интересов) превращаются в инструмент для разжигания ненависти. В своей книге Вольфганг Бенц приводит пример создания враждебной конструкции в лице России со стороны фашистской Германии. Перед началом войны немецкая пропагандистская машина активно лепила из СССР образ врага, опираясь на традиционные предубеждения немцев по отношению к русским, а также на инструментализацию таких понятий, как большевизм, «русское варварство», опасная отсталость советского народа.

Если стартовым сигналом для разжигания ненависти против ислама послужила террористическая атака 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке, то для разжигания враждебности по отношению к России – присоединение Крыма к России. После того, как «враг» был назван, за создание его образа взялись историки, ученые, публицисты, политики и целая армия других мастеров политической инструментализации. Конструкция России как империи зла легко выстраивается по лекалам Холодной войны. В основе критики России – ее якобы имперские замашки, стремление вернуть себе былое величие. Раздувание мифа о стремлении России к мировому господству легко ложится на многовековую традицию пугать европейцев русской агрессией.

Для создателей враждебной конструкции россияне – легко манипулируемый народ, далекий от традиций демократии и склонный к авторитарному режиму. Такой режим воплощает в себе их Президент Владимир Путин. Демонизация Путина западными СМИ по своим масштабам ничем не уступает демонизации пророка Мухаммеда. Если Коран сравнивают с книгой «Моя борьба» Гитлера, то Путина – с самим Гитлером. Москва становится главным виновником всех мировых проблем. Она манипулирует общественным мнением Запада, ведет гибридные войны, угрожает Европе. След Кремля находят в Брексите, в выборах американского Президента, в демонстрациях российских немцев в Германии в связи со случаем «Лиза».

Основной метод при создании образа врага – довести количество отрицательной информации до такого состояния, чтобы уже не требовалось каких-либо доказательств. Достаточно одного слова или даже намека, чтобы сам по себе возникал привычный образ врага. В свое время в Германии преуспели в создании образа врага в лице ислама. Страхи перед исламизацией Европы, взятые в качестве лозунга движением Пегида из Дрездена – лишь отголоски той массовой атаки на мусульман, начатой еще в 2001 году. На очереди – создание образа врага в лице России. Стереотипизации подвергаются ключевые слова, такие, как ислам, мусульманин, Путин, Россия. Население необходимо приучить к мысли, что мусульманин – это потенциальный террорист, ислам – агрессивная религия, Путин – диктатор, а Россия – враждебная страна. Само упоминание о них – это уже сигнал об опасности, требующий защитной реакции.

Паушализация – еще один важный метод при создании враждебной конструкции. Очень важно, чтобы Россия воспринималась как нечто цельное, единое, нечто такое, в чем изначально скрыты агрессивность, враждебность, опасность для Запада. Например, если речь идет о коррупции, то она должна пронизывать все российское общество сверху до низу. Если речь идет о допинге, то он должен быть частью всей государственной системы в рамках развития спорта. И т. д.

Но без ответной реакции России, которая бы доказывала ее агрессивность, враждебная конструкция может дать трещину. Нужны провокации, эффективность которых зависит от того, насколько сильно она заденет всех россиян. Речь идет о так называемой эффективной провокации, которую Вольфганг Бенц описал в связи с разжиганием враждебности по отношению к мусульманам. Сжигание Корана американским пастором, карикатуры на пророка Мухаммеда, выброшенные в мусорный ящик американскими солдатами в Афганистане обуглившиеся листки Корана и многое другое, что задевает религиозные чувства мусульман и в свободной западной прессе подается с широкой оглаской, автоматически выводит на улицы сотни тысяч верующих, вызывая у них гнев, негодование, проклятие. Было найдено самое чувствительное место мусульман — их особое почитание пророка и религиозных реликвий, задев которое, можно гарантировать гневную реакцию всего мусульманского мира.

У россиян нашли другое слабое место – их болезненное отношение к любой несправедливости. Пробный шар запустили на Евровидении-2016, когда явной несправделивостью стали заниженные оценки России в тех странах, где поддержка российского певца Сергея Лазарева со стороны зрителей была очевидной. Но главный удар по России нанесли допинговым скандалом. Чувство чудовищной несправедливости до и во время Олимпиады в Рио-де-Жанейро буквально захлестнуло все российское общество. Слово «несправедливость» стало главным лейтмотивом в российских СМИ, в мыслях людей, в высказываниях политиков.

Творцам враждебной конструкции в лице России оставалось только потирать руки и ждать ответной гневной реакции. Лучшим подарком для них был бы жесткий ответ России на действия ВАДА, МОК, других международных спортивных организациий. Еще лучше – если бы Россия объявила бойкот Олимпийским играм или другим международным соревнованиям. Следующим шагом эффективной провокации могло бы стать требование перенести предстоящий Чемпионат мира по футболу из России в какую-нибудь другую страну, а в дальнейшем – полная изоляция России от международного спортивного сообщества.

Повод для очередной провокации найти несложно. Например, где-нибудь в европейской стране российские болельщики засветятся в драках или в скандалах, как, например, на недавнем Чемпионате Европы по футболу. И дело не в том, кто был главным зачинщиком и кто больше всего нарушал общественный порядок. Главное, как это все подать в прессе и кого выставить главным виновником. Пока российские болельщики легко отделываются, но в дальнейшем их могут представить агентами Москвы, подстрекателями, террористами со всеми вытекающими отсюда последствиями. Творцы враждебных конструкций при абсолютной поддержке прессы погут позволить себе любые фантазии. Конечно, это будет типичной провокацией, но она еще раз больно заденет слабое место россиян – их особое отношение к справедливости. Ведь главное в провокации – эмоционально возбудить людей, вывести их из себя, вынудить к ответным действиям. А в конечном счете — весь мир поссорить с Россией.

Если следовать Самуилу Хантингтону с его идеей о борьбе культур, то явно просматривается главная стратегия строителей враждебных конструкций – посеять вражду, рассорить людей, разделить их на своих и чужих. Причем, не важно, где, когда и по какому поводу. Чувство враждебности к чужим, как и страх перед ними, должно захватить сознание людей, проникнуть во все поры их жизни, стать своего рода болезнью, крайнее проявление которой – ненависть. Причем, ненависть, выраженная не только словами, но и делами. История и современность полны примеров перерастания враждебных конструкций в массовые протесты, гражданские войны, погромы, геноцид. Вольфган Бенц — на примере 20-го века — предупреждает, чем это все может закончиться: военными катастрофами.

Но с Россией западные стратеги явно просчитались. На кон они поставили не только обостренное чувство справедливости россиян, но и их дружелюбие – основу идентичности многонационального российского народа. Конечно, в любой стране найдутся свои фанатики, радикалы, фундаменталисты. Но в целом россияне хорошо понимают, что без завоеванной в течение веков «дружбы народов» не будет ни России, ни их самих. Это как талисман, который оберегает страну от распада и дает силы народу в страшные времена смут, войн, перестроек. Вот и на этот раз – они не поддаются на провокации, какими бы эффективными они не были. Сдержанно, гордо, снисходительно они отвечают на все попытки вывести их из себя, разозлить, раззадорить. Под лозунгом российских болельщиков, встречавших своих спорсменов в аэропорту Рио-де-Жанейро: «Вперед, несмотря ни на что!».

Источники:

  • Wolfgang Benz, Die Feinde aus dem Morgenland. Wie die Angst vor den Muslimen unsere Demokratie gefährdet, Verlag C. H. Beck, München 2012.